?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Многие сейчас задаются вопросом, соответствует ли действительности информация о связи Леонида Тибилова  с грузинскими спецслужбами. Лично для меня достоверность её не вызывает ни малейших сомнений.

Во-первых, я прекрасно помню, как в 2000 году Леонид Тибилов, будучи руководителем экспертной группы югоосетинской полномочной делегации по полномасштабному урегулированию грузино-югоосетинского конфликта, парафировал откровенно прогрузинский проект двустороннего соглашения.

Согласно этому проекту, Южная Осетия должна была строить свои взаимоотношения с Грузией « в признанных международным сообществом государственных границах Грузии». То есть, по сути, Леонид Тибилов расписался в том, что Южная Осетия является частью Грузии.

Ну и, наконец, во-вторых, у меня есть собственный опыт служебных взаимоотношений с Леонидом Тибиловым,  о чём я далее и расскажу.

Летом 2000 года, в мою бытность председателем Госкомитета экономики РЮО, мне было поручено принимать объекты образования, построенные при участии и финансировании неправительственной организации «Хилсферк-Австрия».

Одним из объектов была школа-интернат в осетинском посёлке Дзау, а другим – общеобразовательная школа в грузинском селе Тамарашени. Если качество строительных материалов и выполненных работ в грузинской школе было вполне удовлетворительным, то в джавском интернате требовалось устранить некоторые огрехи.

Естественно, я отказался принимать объект в таком виде. Моя позиция почему-то вызвала негативную реакцию со стороны грузинского представителя. Я даже фамилию этого грузина запомнил – Чемия. Кстати, сотрудник НПО «Хилсферк-Австрия», австриец по имени Клаус (фамилии не помню), вёл себя довольно сдержанно.

Так вот этот Чемия стал требовать, чтобы я подписал акт приёмки объекта.  Делал он это довольно громко и отчаянно жестикулировал.  Но я был непреклонен, и Чемия заявил, что он пожалуется на меня Леониду Тибилову, после чего я и акт, дескать, подпишу, да ещё и попрошу у него прощения.

Следует отметить, что Чемия вёл себя, как ярый русофоб и оскорбительно высказывался в адрес России и русского народа.  Возможно, это было следствием алкогольного опьянения: до приезда на объект в Дзау Чемия и Клаус «перекусили» в придорожном ресторанчике в грузинском селе Чех.

По прибытии в Цхинвал, я в тот же вечер доложил Леониду Тибилову о состоянии объектов и о возмутительном поведении грузинского представителя. К  моему удивлению, Леонид Тибилов начал стал требовать от меня, чтобы я немедленно подписал акт приемки объекта и, как он выразился, «помирился» с Чемия. 

На что я ответил, что с этим русофобом и шовинистом  даже разговаривать не стану, поскольку я, как гражданин России, не намерен терпеть подобного свинства.

Ещё большее удивление вызвали у меня разглагольствования Леонида Тибилова о том, что нам, осетинам, с грузинами, дескать, вместе жить, а Россия - это не более, чем соседнее государство. После этих слов Тибилова я не стал скрывать своего возмущения  и, назвав его предателем, покинул без спроса его кабинет.

На следующий день меня вызвал президент РЮО Чибиров и в течение почти получаса вёл со мной «воспитательную» беседу. Суть его высказываний сводилась к тому, что, дескать, не всё в этом мире так однозначно, как нам, молодым, это кажется. Людвиг Алексеевич говорил, что в годы его молодости, он никогда бы не позволил себе прекословить старшим.

Президент также убеждал меня, что я «не так» понял Леонида Харитоновича, и что мне следует непременно перед ним извиниться. Извиняться перед Леонидом Тибиловым я не стал,  а ситуация разрядилась с помощью рукопожатия перед очередным заседанием правительства. Акт подписывать я тоже не стал. Кто-то, наверное, его вместо меня подписал.

А самое интересное знакомство с деятельностью Леонида Тибилова у меня состоялось в 2001 году, когда я стал работать начальником следственного отдела КГБ и принял к производству одно весьма любопытное уголовное дело. Дело было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного статьей 201(злоупотребление полномочиями в коммерческой или иной организации)  в отношении сотрудников оборотного фонда «Прогресс».

Действовал данный фонд под патронажем неправительственной организации «NRC» (Норвежский совет по беженцам). Согласно уставу фонда, суть его деятельности заключалась в выдаче микрокредитов (до 1000$) населению с целью преодоления бедности и безработицы преимущественно в сельских районах РЮО.

Т.е., хочешь ты в своём селе открыть, к примеру, парикмахерскую. Представляешь в фонд простенький бизнес-план, включающий смету проекта, пишешь заявление на получение кредита. Менеджеры фонда быстренько рассматривают документы и выдают кредит. Но при этом, они должны были периодически наведываться к заемщику и проверять, использует ли он по назначению выданную ему денежную сумму.

Поскольку проект по определению являлся гуманитарным, а не коммерческим, то главным его условием было, чтобы займы выдавались беспроцентно. С самого же начала деятельности фонда менеджеры стали действовать вопреки уставу: кредиты предоставлялись  кому попало, да ещё и под солидные проценты.

Следует отметить, что данный проект задумывался для реализации как в осетинских, так и грузинских сёлах зоны конфликта. Поэтому в фонде были представлены два менеджера проекта: осетинка (Хабалова) и грузин (Кусиани Леван). Офис фонда располагался в городе Цхинвал. Кусиани имел грузинское гражданство и жил в грузинском с.Тамарашени Цхинвальского района Республики Южная Осетия.

Кусиани простой выдачи кредитов под проценты стало мало, и он стал выписывать фиктивные займы на своих родственников, односельчан, знакомых. Фиктивные заемщики подписывались в договорах, а  деньги получал за них Кусиани. Суммы, полученные по фиктивным займам,  достигали более сотни тысяч долларов США, и Кусиани прокручивал их в собственных коммерческих целях.

Так, по его собственному признанию, на деньги, полученные с помощью подобных махинаций в оборотном фонде «Прогресс»,  он открыл кафе в городе Тбилиси. Как говорится, аппетит приходит во время еды, и Кусиани, используя ксерокопии документов лиц, которым было отказано в получении микрокредитов, подделывал их подписи и выписывал на их имена денежные суммы, а затем пользовался ими по собственному усмотрению в личных корыстных целях, а «отказники» даже не подозревали об этом.

В рамках расследования данного уголовного дела мною были допрошены в качестве свидетелей и признаны в качестве потерпевших  десятки лиц, обманутых Леваном Кусиани. Назначенные почерковедческие экспертизы дали четкий и однозначный ответ: подписи потерпевших учинены(подделаны)лично Леваном Кусиани.

А НПО «NRC»(Норвежский совет по беженцам), тем временем, докладывала в различные международные инстанции о том, как много делается её «доблестными» менеджерами для преодоления бедности и безработицы в Южной Осетии, в то время как до нуждавшихся в помощи людей не доходило ровным счетом ничего.

В то же время,  оборотный фонд «Прогресс» фактически занимался ещё и незаконной банковской деятельностью, выдавая кредиты под проценты, но в бюджет республики от этого поступало ни копейки. Наивно было полагать, что столь неприкрытая  преступная деятельность могла происходить без серьёзных покровителей.

И ответ на данный вопрос дал сам Кусиани: крышевал фонд «Прогресс» лично куратор всех югоосетинских НПОшников, первый вице-премьер правительства РЮО Леонид Харитонович Тибилов.  Кусиани пошёл на сотрудничество со следствием и дал показания против своего покровителя в обмен на свободу (в отношении него была применена мера пресечения – подписка о невыезде).

Более того,  я даже убедил Кусиани передать Тибилову ежемесячную взятку в размере 10 тысяч долларов США под моим контролем, для того чтобы обеспечить доказательную базу для предъявления тому обвинения в получении взятки.

На подготовку  операции по задержанию Тибилова с поличным мне требовалось дня два. Учитывая специфику ситуации, задержание я планировал провести лично, с привлечением ОСОМ (спецподразделение КГБ РЮО).

Я прекрасно понимал, что формально мне, как руководителю следственного подразделения, не следовало заниматься оперативно-розыскными мероприятиями.  Однако, привлечь к планируемому задержанию Леонида Тибилова кого-либо из сотрудников оперативных подразделений тогдашнего КГБ РЮО я не мог: никто из них не обладал необходимыми знаниями в сфере ОРД, да и риск утечки информации был очень велик.

Но задержанию Леонида Тибилова так и не суждено было осуществиться. В один прекрасный летний день мне позвонил генеральный прокурор РЮО Мераб Чигоев и потребовал доставить уголовное дело по фонду «Прогресс» в прокуратуру. Я попытался возразить, но Чигоев сказал, что «решение уже принято». Тогда я попросил Чигоева прислать мне письменный запрос, но он сказал, что у него нет на это времени.

Я составил препроводительное письмо в 2 экземплярах и потребовал у секретаря в прокуратуре заверить мой экземпляр подписью о получении уголовного дела №901 002. Когда я доставил уголовное дело, у  меня состоялся нелицеприятный разговор с Чигоевым прямо у него в кабинете. Уходя, я сказал, что наступит время, когда они все понесут заслуженное наказание за свои преступления.

Чигоева уже нет в живых. Да упокоит Господь его душу. Что же касается Леонида Тибилова, то очень хочется верить, что на второй президентский срок он больше избран не будет.  Лично для меня он прочно ассоциируется с такими словами, как предательство, подлость, алчность и трусость. Почему ещё и трусость? А вы спросите у ребят с улицы Гафеза…

Ксеророкопия препроводительного письма по уголовному делу 901 002.

Ксерокопия того самого препроводительного письма.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
(Anonymous)
Apr. 6th, 2017 10:09 pm (UTC)
Интересно, где в настоящее время и каким решением хранится уголовное дело 970928, возбужденнное по факту работы Первого республиканского банка, где так же обвиняемым проходит лони Тибилов. Кто-то же держите данное дело ни себе, чтобы лони вёл себя 😊
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

777grigory
Grigory Abaev

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek