Grigory Abaev (777grigory) wrote,
Grigory Abaev
777grigory

Categories:

Осетин нельзя поставить на колени

Что случилось с Южной Осетией, с этим мужественным краем, с этим независимым и гордым народом, проявлявшим чудеса героизма в самое трудное для страны время?..

С народом, который много раз с оружием в руках защищал не только свою землю, память своих предков, но и многовековой союз с Россией!

Почему, как могло такое случиться, что сегодня здесь хозяйничают, ломают души людей и унижают их угрозами и страхом те, кто не знает, что такое СЛАВА, ДОБЛЕСТЬ и ЧЕСТЬ!...

Я приехала в Южную Осетию в августе 2008 года. Обыкновенная женщина из русского города, которая, увидев страшные картинки настоящей, живой войны на телеэкране, сказала себе: «Чужой беды не бывает!», купила билет и поехала искать: где он, город Цхинвал, где она, Южная Осетия? Я рассказываю это тем, кто захочет сказать мне, прочитав статью: « Это не твое дело, ты не осетинка!». Это – мое дело, и я в душе осетинка, может быть, побольше некоторых других!

Вместе с отцом Александром, Иналом Баззаевым, членами общественной организации «Южная Осетия против геноцида» мы ездили по разрушенным селам, собирали материал о войне для Европейского суда по правам человека. Вместе с юристом Александром Албеговым мы составляли Обращение в Международный уголовный суд в Гааге о признании геноцида народа Южной Осетии. Вместе с другими я бывала на похоронах невинно убиенных, сидела, обнявшись с людьми, сломленными горем.

И я сказала себе тогда: «Если хоть одному человеку станет легче – значит, я не зря здесь». Мой документальный фильм «Правда Цхинвала» рожден сердцем и болью.

Еще в первый свой приезд, по пути в Цхинвал, у меня состоялся такой диалог с таксистом: «Кто у вас президент?» - «Джабелич» - «Он что, такой старый, что вы называете его по отчеству?» - «Нет, просто народ его уважает!». Это было мое первое знакомство с Эдуардом Джабеевичем Кокойты.

Потом мы часто пересекались. И я теперь уже знаю, уверена, что опустив голову возле могил у пятой школы, он всегда мысленно просит прощения у этих, своих ребят…Что бывая на многочисленных похоронах своих погибших друзей и товарищей – он умирает с каждым…Я видела, как отдавал он частицу своей души всем, кого обнимал, утешал, в кого вселял надежду и незаметно смахивал слезы…

И тем, кто сегодня поливает его грязью, я хочу сказать: нет, ваша грязь к нему не пристанет! Не вашего он роста, не достанете. Джабелич – не только лидер в этой стране. Это большой души человек. И равных ему сегодня в республике нет.

Мне рассказывал мой земляк, Валентин Кошкин из Нижнего Новгорода, который возглавлял колонну из 22-х большегрузных машин с гуманитарной помощью: « Мы добрались в Цхинвал уже во второй половине дня, надо было разгрузиться и ехать обратно. Все, кто был рядом с Домом правительства, вышли помогать, в том числе – таскать мешки с продуктами. Когда разгрузили, ко мне подошел мужчина в водолазке, вытер руки об штаны, обнял и сказал: «Спасибо, брат!». Я потом спросил у кого-то, стоявшего рядом: «Что за мужик?». На меня посмотрели удивленно и с уважением ответили: «Это наш президент».

В другой раз я ехала поездом «Владикавказ – Москва», в Беслане подсел осетин, лет 45. Разговорились. Узнав, что я еду из Южной Осетии, он сказал: «Я лишь однажды видел президента Кокойты, но я его уважаю». И рассказал, как у школы в Беслане, когда спасали от террористов детей, он стоял в группе мужчин, готовых в любой момент по команде броситься внутрь школы. И услышал сзади себя сердитый голос: « Не надо меня охранять!...Мы здесь, чтобы детей спасать!..».Обернулся, посмотрел. Потом спросил у кого-то, кто это? «Это Кокойты, президент Южной Осетии». «Уважаю,- сказал мне мой сосед-пассажир.- Настоящий осетин. Другой бы сидел себе в кресле: не президентское это дело – рисковать жизнью».

А теперь я хочу спросить тех, кто распространяет слухи о том, что Эдуард Джабеевич сбежал в августе 2008-го, прятался в Джаве: вы сами-то в это верите? Если он трус, то как могут стоять за него горой, в том числе и сейчас, во время президентских выборов, рискуя своим благополучием, защитники Южной Осетии? Да они за него жизнь отдадут, потому что – он часть их самих!

Для тех, кого вводят этими слухами в заблуждение, поясняю: в Джаве – запасной командный пункт. Во время боевых действий на главнокомандующем сосредоточено все: все нити, все связи. И если бы Кокойты, как это представляется некоторым, в первый же день войны обвешался гранатами и бросился под первый попавшийся танк,- на этом освободительная война Южной Осетии и закончилась бы. Как закончилась бы поражением Великая Отечественная война 1941 года, если бы Сталин в первые же дни войны бросился защищать Брестскую крепость и героически там погиб.

А вот некоторые из тех, кто сегодня поливает грязью Кокойты, действительно прятались в подвале, вместо того, чтобы взять оружие и стать в строй, как это делали настоящие осетины, и молодые, и старые. Прятались в подвале сами, да еще не пускали в подвал других женщин и детей, которые искали убежища от грузинских агрессоров. Фамилию называть надо? Впрочем, его и так все знают.

Или еще один «обличитель» Кокойты -- Техов. Кто такой Техов? За какие такие заслуги его вознесли во власти? Его кто-то видел с оружием в руках, когда другие отдавали жизнь за эту землю? Нет, не видели. Или, может быть, он обладает блестящим умом? Да нет, есть и поумнее. Техов – это человек, которого в свое время Эдуард Джабеевич привел к себе, устроил на работу, помог встать на ноги. И этот человек, который ел и пил из рук Джабелича, сегодня громче всех выступает против него!

Я однажды имела дело с Теховым. Я везла из России гуманитарную помощь для школы-интерната. Позвонила в общественную приемную администрации президента, попросила, чтобы меня забрали с этим грузом (художественная литература, учебники, альбомы, развивающие игры) в аэропорту Беслана. Самолет на два часа задержался в Москве. Я прилетела и долго ждала, когда же меня заберут. Потом выяснилось, что Техов отозвал машину назад, в Цхинвал. На мой вопрос: «Как же так? У меня же гуманитарная помощь для ваших детей!» он ответил: «А как же я тут без машины!». Мне пришлось нанимать три такси и кое-как разместив коробки, везти их самостоятельно в Цхинвал.

Что случилось со страной, что случилось с народом? Почему у власти-- люди с сомнительной репутацией? Почему нет места тем, кто действительно любит эту землю, кто защищал ее, кто сердцем болеет за нее?

Этот народ сегодня пугают, сторонников Кокойты вызывают в прокуратуру, КГБ, угрожают, унижают, ломают морально…

У меня вопрос: вы что делаете со своим народом? Во что вы превращаете славных потомков скифов и сарматов? Да ведь люди никогда вам не простят этого унижения!

Вы ради лозунгов и сиюминутных выгод говорите сегодня о Великой Алании. В Великой Алании должны жить достойные люди. А вы всячески это человеческое достоинство своими действиями изо дня в день уничтожаете.

… После войны мне приходилось решать с Эдуардом Джабеевичем много исключительно мирных вопросов. Мы принимали у себя в Нижнем Новгороде детей из Южной Осетии и каждый старался обогреть их душой, мы отправляли сюда автомобили «скорой помощи», мы заключили Соглашение между Нижегородской областью и Республикой Южная Осетия о всестороннем сотрудничестве. Все давалось легко и хотелось работать. Куда бы я не приходила, как представитель Республики Южная Осетия, везде открывались двери, слово «Цхинвал» звучало магически и никто никогда не сказал мне «нет».

Но сменилась власть. И все затихло. Никто за эти 5 лет не выразил желания сотрудничать с регионом, который когда-то первым пришел на помощь. Никто не предложил реализовать хоть что-то из того, что было не только намечено, но и уже начато! Мне по инерции время от времени еще звонят из правительства Нижегородской области и спрашивают: « Галина , вам звонят из Южной Осетии? Им что-то нужно?». Нет, отвечаю я, не звонят, не пишут. Наверное, все хорошо, ничего не нужно.

Это не обида сейчас говорит во мне. Это боль за пять потерянных лет!

Вы говорите СТАБИЛЬНОСТЬ, господа руководители республики? А мне кажется, вы путаете это слово с другим словом – ЗАСТОЙ. Мне кажется, республика с вашей помощью превратилась в стоячее болото. И как от всякого болота, от нее в последнее время дурно пахнет.

Вот поэтому я здесь. Я хочу, чтобы во главе республики встал человек, который является настоящим патриотом своей земли. Неравнодушный человек, с большим и горячим сердцем. И мы многое еще сделаем все вместе, на благо Южной Осетии.

Мне в эти дни часто звонят друзья из России, многие из которых работали здесь во время и после войны - журналисты, военные специалисты. Звонят и спрашивают: «Галина, ну как вы там? Как Джабелич?». Обратите внимание, они не спрашивают, как там Тибилов. Они спрашивают: «Как Джабелич?». Потому что Южная Осетия для них – это ДЖАБЕЛИЧ!

Была. Есть. И будет.

Галина Сошкина

Данный материал предоставлен газетой Народной партии РЮО.


Tags: ЦИК, Эдуард Кокойты, Южная Осетия, выборы
Subscribe

  • От неандертальцев к неандертальцам

    - Знаете, - сказал Остап, - вам не надо было подписывать так называемой Сухаревской конвенции. Это умственное упражнение, как видно, сильно вас…

  • Князь, просто князь

    Анатолий Бибилов, оказывается, не только десантник, профессор медицины, юрист и лингвист, но ещё и князь. А ещё он катается на мотоцикле, танцует и…

  • А вы думаете ему, царю, легко?

    Наш свадебный генерал продолжает развлекаться. В Южной Осетии многие граждане еле сводят концы с концами, а этот "деятель" танцует под "дождь" из…

promo 777grigory june 14, 18:02 1
Buy for 10 tokens
Внимание! Важно! Эксклюзив! Часть 1. В октябре 2020 года мне поступила информация о деструктивной деятельности сотрудников Международного уголовного суда (МУС) на территории России и Южной Осетии. Суть первичной информации о подрывной работе МУС сводилась к следующему. МУС занялся…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments