777grigory

Categories:

Наглый и некомпетентный Джагаев

Внимание! Важно!

Не перестаю удивляться крайней некомпетентности генерального прокурора Республики Южная Осетия Урузмага Джагаева. Неужели он не понимает, что все его публичные заявления читают не только в Южной Осетии, но и далеко за её пределами? Ознакомился недавно с письменным обращением генпрокурора РЮО от 17.09.2020 к председателю Парламента Республики Южная Осетия Алану Тадтаеву (см. ниже скриншоты) и счёл необходимым провести для г-на Джагаева очередной правовой ликбез. 

В данном обращении речь вновь идёт о том, что депутат Парламента РЮО Санакоев Д.Г., якобы, разгласил информацию о ходе следствия, предав гласности письменный ответ генпрокурора Джагаева на свой официальный запрос. Как вы помните, депутатский запрос касался обстоятельств резонансного дела о гибели Инала Джабиева. Суть обращения Урузмага Джагаева сводится к тому (см. ниже скриншот №10), что в дальнейшем генпрокуратура РЮО на все письменные запросы депутатов Парламента РЮО будет направлять ответы исключительно на имя председателя Парламента РЮО с пометкой «для служебного пользования», в целях (цитирую текст обращения дословно) «предотвращения их использования во вред интересам предварительного расследования и в целом интересов общества и государства.» 

То есть, вы понимаете, что хочет сказать Урузмаг Джагаев? Перевожу на простой язык суть его обращения: сколько бы общественность Южной Осетии и депутаты Парламента не возмущались, никакого открытого расследования гибели Инала Джабиева ждать не следует, и все вопросы, касающиеся обстоятельств данного дела, будут решаться внутри созданного Анатолием Бибиловым и Урузмагом Джагаевым ОПС. То есть, преступники, угробившие Инала Джабиева и руководящие расследованием его дела, будут делать всё, чтобы избежать ответственности. Впрочем, кто бы сомневался. 

Однако, давайте посмотрим, на какие нормы законодательства ссылается Урузмаг Джагаев, отказывая общественности Южной Осетии в открытости расследования дела Инала Джабиева. Цитирую выдержку из текста заявления Генпрокуратуры РЮО: «Кроме того, в соответствии с ч. 3 ст. 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ, действующего на территории Республики Южная Осетия в редакции от 26.04.2007г., данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения прокурора, следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.» 

Ну, что тут сказать? Наглость и непрофессионализм Урузмага Джагаева просто не знают границ! Интересно, когда Урузмаг Джагаев вырывал из контекста лишь третью часть статьи 161 УПК РФ (Недопустимость разглашения данных предварительного расследования), он на что надеялся? Неужели, он думает, что в Южной Осетии и в Российской Федерации нет ни одного человека, разбирающегося в уголовно-процессуальном кодексе РФ? Так вот, если уж Джагаев сослался на статью 161 УПК РФ, то ему бы не помешало, помимо части 3, ознакомиться подробно также и со всеми её остальными частями. Начну по порядку. Часть 1 статьи 161 УПК РФ: «Данные предварительного расследования не подлежат разглашению, за исключением случаев, предусмотренных частями второй, четвертой и шестой настоящей статьи». 

Давайте теперь последовательно рассмотрим, что же написано в частях № № 2, 4 и 6 статьи 161. Итак, часть 2 статьи 161 УПК РФ гласит: «Данные предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя или дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства». А теперь господин Джагаев пусть мне ответит, разве пытки, приведшие к смерти Инала Джабиева, не нарушали его права, свободы и интересы, а? Разве жестокие пытки и избиения, в результате которых Николай Цховребов стал калекой, не нарушали также и его права, свободы и интересы? 

Переходим к части 4 статьи 161 УПК РФ. Цитирую её: «Запрет на предание гласности данных предварительного расследования не распространяется на сведения: 

1) о нарушении закона органами государственной власти и их должностными лицами; 

2) распространенные следователем, дознавателем или прокурором в средствах массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" или иным публичным способом; 

3) оглашенные в открытом судебном заседании.» 

И опять задаю вопрос генпрокурору Джагаеву: разве применяемые сотрудниками МВД РЮО пытки, повлекшие смерть Инала Джабиева и нанесшие тяжкий вред здоровью Николая Цховребова, не являются нарушением закона органами государственной власти и их должностными лицами (см. пункт 1 части 4 статьи 161 УПК РФ)? 

Двигаемся дальше. Часть 6 статьи 161 УПК РФ гласит: «Не является разглашением данных предварительного расследования: 

1) изложение сведений по уголовному делу в ходатайствах, заявлениях, жалобах и иных процессуальных документах по этому делу, а также в заявлениях и иных документах, подаваемых в государственные и межгосударственные органы по защите прав и свобод человека; 

2) предоставление сведений по уголовному делу лицу, привлекаемому к участию в этом деле в качестве специалиста, при условии дачи им письменного обязательства о неразглашении указанных сведений без согласия следователя или дознавателя.» 

И ещё один вопрос Урузмагу Джагаеву: разве депутатский запрос Санакоева Д.Г. не имел своей целью защиту прав и свобод человека? То есть, если бы генпрокурор Урузмаг Джагаев как положено разбирался в уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, то он должен был знать, что статья 161 УПК РФ прямо обязывает его максимально открыто отвечать на любой депутатский запрос касательно расследования уголовного дела, возбуждённого по факту гибели Инала Джабиева. 

С УПК РФ мы разобрались. Теперь посмотрим, на что ещё ссылается генпрокурор Джагаев, обвиняя депутата Санакоева в разглашении информации о ходе следствия. Привожу опять цитату из заявления генпрокуратуры РЮО: «В соответствии с частью 4 Закона Республики Южная Осетия от 16.05.2001 г. «О статусе депутата Парламента Республики Южная Осетия», вмешательство депутата Парламента Республики Южная Осетия в деятельность органов в ходе дознания, следствия и судебного разбирательства не допускается.» 

Я не знаю, чем занимался Анатолий Бибилов и его спикеры-преемники в Парламенте РЮО, но закон РЮО о «Статусе депутата Парламента Республики Южная Осетия» и Регламент Парламента РЮО не выдерживают никакой критики. Неужели за это время нельзя было привести эти нормы закона Южной Осетии в соответствие с российским законодательством? А на деле получается, что закон РЮО о «Статусе депутата Парламента РЮО» и регламент Парламента РЮО вступают в прямое противоречие с уголовно-процессуальным кодексом РФ, которым югоосетинские правоохранительные органы руководствуются в уголовном судопроизводстве. Прокурору Джагаеву же я настоятельно советую штудировать УПК РФ, изучать новые тенденции в российском праве и читать статьи известных российских юристов (я, к примеру, хоть и не генпрокурор, но с удовольствием всё это делаю). Могу порекомендовать Урузмагу Фридоновичу, в частности, статью известного адвоката М.И. Трепашкина, где он очень доступно объясняет, что имеется в виду под «вмешательством депутатов в процессуальную деятельность следствия, прокуратуры и суда». Так вот, вмешательство депутатов недопустимо лишь в той форме, где депутаты требуют «посадить» (возбудить уголовное дело), «выпустить» (прекратить уголовное преследование), «дать определенный срок» тому либо иному лицу и т.п. В подавляющем большинстве случаев граждане России обращаются к депутатам с просьбой направить запрос в компетентные органы (в соответствии с их полномочиями) для проверки законности действий сотрудников полиции, прокуратуры и т.д. И такие депутатские запросы правомерны. В противном случае, вообще, теряется смысл избирать депутатов как защитников интересов граждан. Более того, как сообщил недавно председатель Госдумы Вячеслав Володин, все запросы депутатов Государственной думы будут публиковаться в электронной базе данных нижней палаты парламента. Это делается именно потому, чтобы избиратели понимали, какими темами интересуется тот или иной депутат и в чьих интересах он действует. Подобный подход сделает работу каждого депутата более прозрачной и открытой. 

Относительно ссылки Урузмага Джагаева на часть 4 статьи 180 Регламента Парламента Республики Южная Осетия я уже дал развёрнутый ответ в своей вчерашней публикации. Текст ч. 4 ст. 180 Регламента Парламента РЮО списана под копирку со статьи 176 Регламента Съезда народных депутатов (СНД) СССР и Верховного Совета СССР", принятого 20.12.1989. То, что этот правовой атавизм по-прежнему присутствует в Регламенте Парламента РЮО свидетельствует лишь о том, что Анатолий Бибилов, два года просидевший в кресле спикера югоосетинского Парламента, руководитель профильного управления АП РЮО и генпрокурор Джагаев совершенно не соответствуют занимаемым ими высоким должностям. 

Что же касается рупора Госдепа США – радио «Эхо Кавказа», то и сам Анатолий Бибилов ещё совсем недавно очень охотно давал интервью корреспондентам данного информационного ресурса.

promo 777grigory june 14, 18:02 1
Buy for 10 tokens
Внимание! Важно! Эксклюзив! Часть 1. В октябре 2020 года мне поступила информация о деструктивной деятельности сотрудников Международного уголовного суда (МУС) на территории России и Южной Осетии. Суть первичной информации о подрывной работе МУС сводилась к следующему. МУС занялся…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.