December 10th, 2019

Никогда шакалу не понять честного человека

Никогда шакалу не понять свободного человека. Называя меня "псом Кокойты", бибиловские гопники пытаются судить о порядочном человеке сквозь призму собственного мировоззрения. Для них существует лишь две формы взаимодействия с людьми: пресмыкательство перед власть имущими и пренебрежение по отношению к простым смертным. Вот и сейчас, выслуживаясь перед Анатолием Бибиловым, они руководствуются исключительно шкурными соображениями. Я, в отличие от их босса, никому ничего не должен и действую по велению своей совести. Да, мы с Эдуардом Кокойты - друзья и соратники. Объединяет нас любовь к  Родине и желание изменить жизнь наших людей к лучшему. Но Эдуард Кокойты - это Эдуард Кокойты, а я - это я. Каждый из нас является самодостаточным и независимым человеком. Президент Бибилов же - 100% творение Эдуарда Джабеевича. Без него  Бибилов никогда не стал бы ни генералом, ни министром, ни председателем Парламента, ни президентом. И, несмотря на это, Бибилов позволяет себе мерзкие выпады в адрес своего главного благодетеля. Как охарактеризовать такое поведение? Ответ предельно прост: подлость, низость и чёрная неблагодарность. Да, так как поступает Бибилов,  даже псы себя не ведут. Такое поведение больше вяжется со сложившимся у людей образом шакала.


promo 777grigory december 15, 2013 23:12 10
Buy for 10 tokens
Приходит жена домой пьяная. Муж из спальни: - А что это у тебя там упало? - Моя одежда. - А почему с таким грохотом? - А я из нее вылезти не успела! Анекдот. Ученые из Университета Абердина (Шотландия) пришли к выводу, что регулярное употребление спиртных напитков укрепляет костную ткань…

Тбетский Незнайка

Внимание! Важно!

«Я не знаю, ме’фсымæр (перевод с осетинского: брат). Это не ко мне вопрос, я в Южной Осетии проживаю постоянно и там нахожусь. Дæуæн æй лично дзурын: æз цæрын Хуссар Ирыстоны, Уæрæсейы Федерацийы нæ цæрын, мæ уæ таможняйы цы хабæртта ис, уый æз нæ зонын (перевод с осет.: я тебе лично говорю: я живу в Южной Осетии, в Российской Федерации я не живу, и какие у вас на таможне дела, я этого не знаю). Я не являюсь чиновником Российской Федерации. Я рассматриваю сейчас это в призме тех проблем, которые есть на границе Республики Южная Осетии и Российской Федерации. Æз æй нæ зонын Владивостокы æндæр таможенный Кодекс и, ма Калининграды æндæр (перевод: я не знаю, другой ли во Владивостоке таможенный Кодекс, и в Калининграде – другой). Я в Южной Осетии проживаю», - это говорит не таксист с Транскама, не югоосетинский безработный, не пенсионер преклонного возраста, это - речь президента Республики Южная Осетия Анатолия Ильича Бибилова во время его встречи с членами инициативной группы по вопросу ввоза транспортных средств с югоосетинскими госномерами на территорию РФ. Трудно избежать нелицеприятных штампов, чтобы охарактеризовать его поведение: между Республикой Южная Осетия и Российской Федерацией подписаны десятки межправительственных соглашений и, в том числе, в таможенной сфере, а человек, именующий себя президентом независимого государства, признаётся в том, что не имеет даже отдалённого представления о таможенном законодательстве России. И это говорит тот самый Анатолий Бибилов, который провозгласил главной целью своего президентства объединение Южной Осетии с Северной в составе Российской Федерации. Причём, Анатолий Ильич и члены его команды постоянно рапортуют о том, что Южная Осетия делает всё для приведения своего законодательства в соответствие с российским. И тут, оказывается, что действующий президент не только не знает, как решить вопрос ввоза автотранспорта с югоосетинскими госномерами на территорию России, но и понятия не имеет о требованиях российской таможни. А причина, которую привёл наш незнайка-президент и вовсе умиляет своей простотой: Бибилов ни хрена не знает потому, что он постоянно проживает и находится в Южной Осетии. И как тут мне не вспомнить своих одноклассников-двоечников, которые на всякое требование учителей выйти к доске и рассказать текущий материал, всегда приводили один и тот же универсальный и убийственный аргумент, чтобы оправдать свою неготовность к уроку: «Ахуыргæнæг (в переводе с осет. – учительница), меня не было на прошлом уроке).» Как правило, такая отговорка не только не спасала шалопаев от двойки, но и часто заканчивалась вызовом их родителей в школу. А вот Анатолию Бибилову двойка не грозит, да и пинка из служебного кабинета ему дать некому: президент же! Да, что там президент, аж целый царёк! Кого хочет, сажает, а кого хочет милует. Кстати, на данной встрече Бибилов призвал членов инициативной группы не переводить «законодательную проблему в политическую». «Это путь в никуда»,- резюмировал он. Да уж, Анатолий Ильич – мастер трансформаций проблем из сугубо технических и правовых в разряд политических. Наглядный тому пример – ситуация с избиениями осуждённых в цхинвальской исправительной колонии и ИВС МВД РЮО. Именно благодаря твердолобости Анатолия Бибилова ситуация, которая достаточно легко разрешалась с помощью мер уголовно-правового характера, переросла в глубокий общественно-политический кризис. И если действующий президент думает, что данный кризис исчерпан, то он глубоко заблуждается. Более того, незаконные и иррациональные действия Анатолия Бибилова и его окружения только усугубили ситуацию и по сути делегитимизировали правящий режим в Южной Осетии. Ситуация уникальна и, вместе с тем, никак не вписывается в рамки правового поля: Генпрокуратуру, Парламент, МВД и минюст в РЮО в настоящий момент возглавляют лица, совершившие уголовно наказуемые деяния. Справедливости ради следует отметить, что проблема полной недееспособности системы государственного управления наблюдались и во время президентства предшественника Бибилова. Главная её причина в том, что степень вовлеченности президента РЮО в рабочий процесс близка к нулю. А всё дело в том, что ни Леонид Тибилов, ни Анатолий Бибилов даже понятия не имеют о функциональных обязанностях президента государства. Югоосетинские горе-президенты ощущают себя кем угодно (политиками планетарного масштаба, самодержцами), но никак не управленцами, избранными гражданами на работу на ограниченный срок. В принципе, деятельность корпоративного топ-менеджера мало чем отличается от работы эффективного государственного управленца. В обоих случаях необходимо наличие сразу несколько факторов: системного подхода, необходимой степени вовлеченности руководителя в рабочий процесс, высокого профессионального уровня управленцев и членов коллектива, обеспечения оптимальной степени формализации рабочего (бизнес) процесса для минимизации издержек, связанных с влиянием человеческого фактора. Понятное дело, что в случае с малообразованным и не вполне адекватным Анатолием Бибиловым ни один из вышеназванных факторов не действует. Собственно, поэтому мы и наблюдаем полнейший коллапс в системе государственного управления. Формально в Южной Осетии есть президент, существуют все ветви власти, высокопоставленные чиновники тупо занимают должности и получают немалые деньги, но никто реально не работает. По факту Южная Осетия – карликовое государство. И ничего оскорбительного в этом термине нет. Наоборот, лично у меня вызывают чувство огромного уважения народы, которые, несмотря на малочисленность, сами распоряжаются собственной судьбой и, при этом, ещё и способны поддерживать достаточно высокий жизненный уровень в своих странах. В то же время надо понимать, что Южная Осетия по своим масштабам – это не Россия и даже не Армения. Если брать в расчёт только население, то наша Республика сопоставима с одним небольшим районом Москвы. Так вот, уровень вовлеченности глав московских районных управ в рабочий процесс самый высокий. Эти муниципальные чиновники, без малейшего преувеличения, знают всё, что происходит буквально в каждом дворе их района. Вот хоть убейте, никак я не пойму, зачем в Южной Осетии нужна должность премьер-министра. В мире есть немало стран, где президент является также и главой правительства. Но для функционирования подобной государственной модели, президенту необходимо реально работать в каждодневном режиме. Понятное дело, что Анатолий Бибилов на такой трудовой «подвиг» не способен в силу своей умственной ограниченности, да и вряд ли у него возникнет подобное желание. Поэтому, когда Анатолий Ильич говорит, что он безвылазно сидит в Южной Осетии, то он, конечно, лукавит. Во-первых, Бибилов слишком много времени и без всякой на то необходимости проводит за пределами Республики, а, во-вторых, даже находясь в Южной Осетии, он больше кутит и развлекается, чем работает. И последний момент, на который я хотел бы обратить внимание: Анатолий Бибилов опять пытается перевести все стрелки на братскую нам Россию. Мол, я не я и хата не моя, а во всём виноваты российские чиновники. Глубоко убеждён, что каждый новый день пребывания Анатолия Бибилова в должности президента Южной Осетии будет только усугублять существующие проблемы и множить новые.