Grigory Abaev (777grigory) wrote,
Grigory Abaev
777grigory

Categories:

Их в дверь, а они в окно

С самого начала президентства Анатолия Бибилова, югоосетинский истеблишмент с упорством, достойным лучшего применения, пишет на меня (иначе эти действия никак не назовёшь) кляузы в Генпрокуратуру Российской Федерации. Мало того, что в Южной Осетии в отношении меня незаконно возбудили уголовное дело по статье 212 УК РФ (Призывы к массовым беспорядкам), так эти господа-товарищи ещё и периодически отнимают своими необоснованными запросами драгоценное время российских правоохранителей. Главный герой известного советского сериала про милицию капитан Жеглов считал упрямство первым признаком тупости. Я же пощажу югоосетинских чиновников и выражусь гораздо мягче: руководство генпрокуратуры и КГБ РЮО – ребята наивные, так сказать, простые… И по простоте своей душевной, генеральный прокурор РЮО Урузмаг Джагаев сам не знает, чего хочет от своих российских коллег. Экстрадировать меня в РЮО российские правоохранители не могут ни при каких условиях: не позволяют Конституция и статья № 13 УК РФ. А для того, чтобы привлечь меня по запросу иностранного государства (в данном случае – РЮО) к уголовной ответственности на территории РФ, нужны веские основания, или, иначе говоря, доказательства. А доказательств моей вины у югоосетинской стороны нет и быть не может, поскольку я ничего противоправного не совершал. Логика тут предельно проста, и ясна она должна быть даже идиоту. Но, как показывает практика, то, что ясно даже идиоту, не всегда доходит до ума представителей нынешних югоосетинских властей. Так вот, в соответствии с законом, ФСБ шлёт в Генпрокуратуру РФ отказной материал, а до Бибилова и его команды никак не может дойти, что правоохранительные органы России – это не его, Анатолия Ильича, личная охранка. Неужели так сложно понять, что ФСБ и другие правоохранительные органы РФ руководствуются в своей деятельности исключительно законодательством России, а не прихотями югоосетинского президента, возомнившего себя царьком?

Я уже было подумал, что нынешние власти Южной Осетии наконец-то взялись за ум, но не тут-то было. Отчаявшись мне что-либо вменить по подследственности ФСБ, югоосетинские горе-правоохранители попытались действовать через российскую полицию. Как говорится, их в дверь, а они в окно. Затрудняюсь сказать, почему Бибилов и его подопечные вдруг решили, что органы внутренних дел России будут им подыгрывать в их нечистоплотной, незаконной игре, - возможно телесериалов насмотрелись. Но, к счастью, не всё, что показывают в кино, соответствуют действительности. Так вот, позавчера я, как и подобает законопослушному гражданину, явился по первому же вызову на беседу с дознавателем в управление по организации дознания ГУ МВД России по г. Москве. Как я и полагал, на меня опять пришла кляуза из Южной Осетии. На этот раз в роли кляузников выступила, ни много ни мало, а администрация президента Республики Южная Осетия. Суть их претензий заключалась в том, что я, якобы, регулярно клевещу на президента Анатолия Бибилова, председателя Парламента Петра Гассиева и генпрокурора Урузмага Джагаева. К своему заявлению «деятели» из АП РЮО приобщили распечатку моих многочисленных публикаций в социальной сети Facebook, где я критиковал действия нынешних югоосетинских властей. Ну, что тут сказать? Думаю, назрело время устроить небольшой ликбез для «доблестных» представителей администрации президента Бибилова и прочих его чиновников. Special for you, Анатолий Бибилов, Пётр Гассиев (Цирроз), Урузмаг Джагаев и Игорь Козаев:

Ст. 128.1 УК РФ - клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Это формулировка.

Объективная сторона клеветы характеризуется действиями, состоящими в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Не соответствующими действительности (заведомо ложными) сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности. Распространяемые при клевете сведения должны в деталях либо в общих чертах характеризовать какой-либо конкретный факт, при этом они могут прямо указывать на событие или содержать косвенную информацию о нем. Заявления общего характера, не содержащие указания на определенный ложный факт (например, выражения «вор», «мошенник», «взяточник», «подлец», «прохиндей» и др.), не образуют состава клеветы.

То есть, к примеру, если кто-то назовёт Петра Гассиева идиотом, то юридически это не будет клеветой, поскольку данное утверждение не является информацией о фактах и событиях. Понятно? Можно ли слово «идиот» рассматривать как оскорбление? Возможно. Но, во-первых, оскорбление не является преступлением, поскольку статья 130 УК РФ утратила силу (см. Федеральный закон от 07.12.2011 N 420-ФЗ.). Во-вторых, если после заявления нынешнего главы Парламента РЮО о том, что председатель КГБ РЮО является действующим сотрудником ФСБ РФ, кто-то назовёт Петра Гассиева идиотом, то по факту это будет не оскорблением, а лишь констатацией факта. Не буду цитировать все идиотские публичные заявления Петра Гассиева, дискредитирующие Южную Осетию и Россию, поскольку это займёт очень много времени. То же самое касается и Анатолия Бибилова. А ведь я, как правило, выкладываю скриншоты постов и комментариев действующего президента РЮО, и лишь даю им свою оценку. Поэтому, и в данном случае, ни о какой клевете не может идти и речи. Ведь никто не заставляет Бибилова писать эти корявые тексты, да ещё и допускать грубые ошибки, в том числе, орфографические (см. скриншот №1). Кстати, «перлы» Анатолия Бибилова тут же выкладываются нашими недругами на различных антироссийских форумах (как правило, грузинских) с целью нанести ущерб имиджу Республики Южная Осетия. А наши земляки, которые пишут под постами Бибилова хвалебные, подхалимские комментарии, лишь усугубляют ситуацию. Почему? А потому, что дают повод врагам Осетии утверждать, что у нас народ такой же невежественный, как и наш президент. Своими же постами, высмеивающими действия Анатолия Бибилова, я показываю всем, что народ Южной Осетии отнюдь не в восторге от такого президента. Более того, Анатолий Бибилов был нам навязан прозападными кураторами, а своими действиями он дискредитирует Южную Осетию в глазах российской общественности и даёт повод западным патронам грузин говорить о несостоятельности нашего молодого государства. Уверен, что поведение генерального прокурора Урузмага Джагаева также, мягко говоря, не добавляет авторитета Южной Осетии. Посудите сами: где это видано, чтобы кто-нибудь, кроме Джагаева, по собственному усмотрению вносил коррективы в текст статей УК РФ (см. скриншот №2). Поэтому, если кто-то назовёт Джагаева авантюристом и дилетантом, то, как и в случае с Петром Гассиевым, это будет отнюдь не оскорблением, а констатацией факта.

Однако, вернёмся к моему визиту в полицию. Дознаватель вполне предсказуемо оказался хорошим профессионалом и порядочным человеком, а поэтому даже близко не увидел в моих действиях состава какого-либо преступления. Ну, а в прокуратуру был отправлен очередной отказной материал, на этот раз из органов внутренних дел. Спросите, что дальше? А, скорее всего, ничего. Если следовать букве закона, то мне ничего не грозит. Но если сделать допущение (подчёркиваю: не утверждение, а допущение), что у Бибилова и его команды есть «свой человечек» в московской прокуратуре, то теоретически возможны дальнейшие попытки с их стороны мне досаждать и пакостить. Ну, что ж, я готов. И в таком случае бибиловским кляузникам мало кто позавидует, поскольку под ними реально начнёт, образно говоря, гореть земля. А ведь я пока ничего особо серьёзного не предпринимал, не подключал тяжёлую артиллерию: российскую прессу и адвокатов.

Кстати, о прокуратуре. В начале июня 2018 года я получил информацию, что по месту постоянной регистрации в городе Москве меня разыскивает участковый полиции с целью установления моего фактического проживания. Я тут же связался с участковым по телефону, и он сказал мне, что действует по поручению следователя Гагаринского межрайонного следственного отдела Следственного комитета РФ по г. Москве. Со слов участкового, следователь ему сказала, что она хочет установить моё фактическое местонахождение, якобы, по запросу из Следственного комитета Краснодарского края. Я узнал у участкового номер телефона следователя, а также её имя (зовут её Анна) и незамедлительно с ней связался. Она долго не отвечала на мои звонки, а когда ответила, то быстро проговорила, что сама со мной свяжется и бросила трубку. Но Анна мне так и не позвонила. Как я ни пытался до неё дозвониться, так и не смог этого сделать. В тот же день я написал заявление в Генпрокуратуру РФ и попросил проверить на предмет законности действия следователя Гагаринского межрайонного следственного отдела Следственного комитета РФ по г. Москве. Кроме того, в заявлении я указал, что никогда в жизни не был в Краснодарском крае, даже проездом. Кстати, генпрокурор РЮО У.Ф. Джагаев работал именно в Краснодарском крае, в г. Сочи, в органах внутренних дел. Случайное ли это совпадение? Думаю, нам это ещё предстоит выяснить. Ведь, если бы я действительно совершил что-то противозаконное, то следователь Следственного комитета не стала бы окольными путями выяснять место моего фактического проживания и вызвала бы меня на беседу в установленном законом порядке. Вместо этого, она стала избегать встречи со мной. Сразу возникает и ряд других вопросов: зачем им понадобилось устанавливать моё местонахождение? Это была попытка оказать на меня физическое воздействие, или меня подобным образом попросту хотели запугать? Моё заявление, как это водится, пересылалось по территориальности по цепочке: Генпрокуратура РФ – прокуратура Москвы – прокуратура округа… О движении моего заявления мне периодически приходили уведомления, но от конечной инстанции – Гагаринского межрайонного прокурора Юдина Д.В. я ответ так и не получил. И самое главное – не был дан ответ на мой главный вопрос: насколько правомерны были действия следователя СК по имени Анна. И, в то же время, мне сразу же пришло совершенно не интересующее меня письмо из отдела полиции, в котором сообщалось, что действия участкового были законны (скриншот №3) Последнее письмо из прокуратуры Юго-Западного административного округа мне было направлено в августе за подписью зам. прокурора округа Чехоева Г.А. (скриншот № 4). А в конце июля произошло весьма любопытное событие: по месту моей регистрации явились двое мужчин в гражданке и стали звонить в дверь. Они сказали хозяйке квартиры, что являются сотрудниками полиции и разыскивают Абаева Григория Алановича. Хозяйка ответила, что вызовет наряд полиции и только после этого откроет им дверь. Как только самозванцы услышали о полиции, сразу же ринулись по лестнице вниз и убежали. И в тот же день мне пришло в мессенджер Facebook сообщение с угрозами от анонимного пользователя «Джейн Джейн» (скриншот №5). А особенно позабавило вашего покорного слугу то, что меня, убежденного приверженца здорового образа жизни, сторонники Бибилова называют алкашом. Что это за глупая манера – приписывать «достоинства» своего босса другим людям? И, спрашивается, как не называть таких персонажей кретинами? Уверяю вас, я совершенно не хочу обидеть эту (этого) «Джейн Джейн». Это всего лишь констатация факта, и ничего личного.

Tags: Анатолий Бибилов, Государство Алания, Прокуратура, Пётр Гассиев, Урузмаг Джагаев, Южная Осетия
Subscribe

promo 777grigory april 17, 2020 01:55 1
Buy for 10 tokens
Внимание! Очень страшно и смешно! Полку дегенератов и экстремистов прибыло: к аккаунту "Абай Григорьев" в Facebook добавился профиль в Livejournal dmkotov, созданный по мою душу печально известным в Южной Осетии Дмитрием Котовым - ректором так называемого "Открытого института Южной Осетии".…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments